↑ Наверх

Новости

12.10.2017

Ответы на вопросы, которые вы не успели задать спикерам TYPE KYIV: Кирилл Ткачев

У каждого города, поселка и даже деревни есть своя особенность, своя история, свои символы. Как на этой основе сделать бренд, который будет гордостью для жителей и привлекательным для туристов? Все больше украинцев задумываются над этим вопросом, но взгляды на красоту у всех разные.

О шрифте в территориальной айдентике на TYPE KYIV говорил Кирилл Ткачев — дизайнер, каллиграф, а также основатель неформального фестиваля «Простір літер». Он рассказал, почему I❤NY – это нормально, а Я❤Голосеево – не очень. Кроме этого, он показал кейсы айдентики украинских городов, за которые не стыдно.

Мы решили спросить у Кирилла Ткачева о критике со стороны горожан, нужно ли дизайнеру шрифта для Мариуполя жить в Мариуполе и, когда в Украине начнут отличать хороший дизайн от плохого.

— Что заставило вас обратить внимание на городские указатели и таблички?

— Я начал рассматривать городские таблички, когда появился проект по их изменению во Львове. А в саму городскую айдентику, и особенно шрифт, я погрузился после участия в конкурсе на айдентику города Краснокамск в России. Тогда я попал в шорт-лист, а не победил, но мысль о том, что территориальной айдентикой стоит заниматься, укоренилась во мне. С тех пор я стараюсь держать руку на пульсе.

— С какими основными проблемами сталкиваются люди, которые хотят что-то изменить в городских табличках?

— Любое изменение облика города порождает своих противников и приверженцев. Кому то нравятся новые указатели, а кого то бесят. На лекции я говорил, что предварительные обсуждения таких изменений обычно безрезультатны. Это происходит из-за того, что у нас пока что отсутствует культура диалога.

— А как должен происходить диалог?

— Нужно предварительно готовить людей к тому, что им будет показано, объяснять базовые вещи. Обсуждение вкусов — это дело нормальное, но для начала нужно уйти от обсуждения дизайнерски безграмотных проектов. Необходимо организовывать площадки для обсуждения между разными группами людей не только в айдентике, а и, например, в архитектуре. Люди обычно видят только конечный продукт, они без понятия, почему спроектировано именно так.

— Как дизайнер может увидеть культуру региона, для которого он разрабатывает айдентику. Ему нужно некоторое время пожить там?

— Думаю, жить в регионе не обязательно, только желательно. Но, в любом случае, перед объявлением конкурса на изменение территориальной айдентики стоит составить для дизайнеров внятное задание. Нужно провести исследование визуальной культуры, истории, провести социологические опросы. Если это для туристической айдентики, то провести комплексное маркетинговое исследование, которое выявит сильные и слабые стороны. Дизайнер должен работать уже с конкретной «выжимкой»: отчетами, выводами, документальными фильмами. Тогда от дизайнера можно ожидать качественный продукт.

— Вы сейчас работаете совместно с Андреем Шевченко над шрифтом для города Днепр. С разногласиями местных жителей мы разобрались, а как дизайнеры преодолевают разногласия между собой? Или таких нет?

— Вопреки тому, что шрифтовые дизайнеры в основном одиночки, мы находим общий язык. Мы всегда уважаем труд и мнение друг друга. Тут как раз случай, когда коллаборация становится результативным методом работы, своего рода синергией.

— Последний вопрос. Когда, по вашему мнению, в Украине появится понимание и чувство вкуса в территориальной айдентике? Ведь для наших людей пока что суть существенно преобладает над формой. Когда большинство потянется к прекрасному?

— Сложно делать прогнозы, тем более, что уже сейчас становится все больше хорошей рекламы и проектов. Та же айдентика последнего Евровидения или Мариуполя показывает, что позитивные процессы уже идут. Мы сами стараемся ускорить их: к примеру, обсуждаем разработку шрифта на специальной страничке в Фейсбук, это существенно экономит время. Рост эстетического понимания в Украине очевиден, но насколько быстро мы перейдем к конструктивному диалогу — зависит от нас самих.

Фото: Роман Чигринец

Текст: Павел Беликов