↑ Наверх

Новости

10.10.2017

Ответы на вопросы, которые вы не успели задать спикерам TYPE KYIV: Виктория Грабовская

Продолжаем общаться со спикерами первой международной шрифтовой конференции в Украине TYPE KYIV. Сегодня будем говорить с дизайнером шрифтов и преподавателем Викторией Грабовской.

Виктория родилась в Крыму, но живет и работает в Польше. Она — эксперт по типографике, сотрудничает со словолитнями Cornel Windlin, Lineto, Darden, Norm, Rosetta і Sorkin Type. Кроме того, она преподает в Университете искусств Познани и School of Form.

Проект, который Виктория презентовала на TYPE KYIV, касается шрифта для незрячих. Немногие задумываются, что шрифту Брайля уже два столетия, и у него есть свои недостатки. К примеру, низкая скорость считывания, невозможность вести переписку в реальном времени. Не говоря уже о том, что разбираться в шрифте Брайля для зрячего человека чаще всего просто незачем.

Виктория задалась вопросом, как сделать одну и ту же информацию доступней как для незрячих и зрячих? Как адаптировать привычные нашему глазу буквы под пальцы? Ведь, например, засечки и выносные элементы усложняют незрячим чтение, а зрячим — упрощают. Ещё сложнее вопрос, как сделать привычные нам гаджеты доступнее для незрячих? Это огромнейшее поле для исследований.

Наше интервью с Викторией Грабовской стало продолжением дискуссии о перспективах профессии шрифтового дизайнера, в которой она также принимала участие на TYPE KYIV. Она рассказала о том, чем отличается учеба в Польше и Украине, к чему готовиться будущему шрифтому дизайнеру, и почему она увлеклась шрифтом для незрячих.

 

— Что тебя вдохновило на работу над шрифтом для незрячих? Это был планомерный поиск свободной ниши или внезапная жизненная ситуация?

— Нельзя точно сказать, что всё началось с чего-то конкретного. С одной стороны, я видела эту нишу и мне было интересно сменить орган чувств в оптикоцентрическом мире шрифтового дизайна. Мне хотелось показать ещё одну прикладную пользу своей профессии, углубиться в другой аспект. С другой стороны, большую роль сыграло погружение в среду незрячих.

— Как это произошло?

— Мой муж Себастьян Грабовский проектировал для них музыкальную скульптуру, а я ему помогала в этом проекте. Мы углубились в среду незрячих. Работа с людьми, которые каждый день им помогают, укрепила во мне желание заниматься именно этим.

— Расскажи, чем ты занимаешься в Познани?

— Я работаю в шрифтовой мастерской Художественного университета Познани. Там я веду курс совместно со своим учителем Кшиштофом Кухновичем, я его ассистент. Еще я веду базовый курс в School of Form. В университете у меня более классическая форма работы со студентами: мы встречаемся раз в неделю в рамках курса, а в School of Form — интенсив.

— Как строится обучение?

— Для начала, естественно, разбираются базовые понятия и теория, потом идет практика. Практика — это основная форма обучения. Студенты начинают свои проекты, который каждый индивидуально ведет совместно с преподавателем.

— На каком языке ведется обучение?

— На польском, но есть и англоязычная группа.

— Много студентов из Украины?

— Становится заметно больше. Причем по School of Form это не настолько заметно, как по университету. Там за последнее время увеличился приток студентов из Украины.

— Как относятся к этому в Польше?

— Мне кажется, что хорошо. Может, как преподаватель я просто не замечаю негативного отношения к студентам. По отношению к себе, я никогда не слышала комментария в стиле «понаехали». Надеюсь, наши студенты тоже с этим не сталкиваются.

— Ты замечала фундаментальную разницу в учебных процессах Украины и Польши?

— Мне сложно судить об этом, ведь я не получала высшего образования в Украине. Но мои коллеги, которые непосредственно задействованы в учебном процессе тут, отмечают близость польского образования к рынку труда. Даже на своем примере, могу сказать, что практикующий преподаватель более полезен студентам. Мне, например, важно заниматься своими проектами для того, чтобы обучать актуальным вещам. В Украине такое не всегда возможно и практикуется.

— Известно, что в работе преподавателя дизайна важен не только профессионализм, а и навыки педагога. Ты как дизайнер сталкивалась с недостатком педагогических знаний?

— Честно говоря, я не сталкивалась с проблемами в педагогике. Наверное, это результат того самого практического подхода к обучению. К нам в мастерскую приходят люди уже с осознанным выбором, они не ведут себя как подростки, которых заставляют учиться.

— Последний вопрос. О чем бы ты предупредила человека, который хочет заняться шрифтовым дизайном? С какой рутиной он столкнется?

— В первую очередь, конечно же, нужно любить шрифт, понимать его. Еще нужно быть готовым к множеству ошибок в начале. Шрифт — это многокомпонентный инструмент передачи информации, он должен быть гармоничен, а это достигается методом проб и ошибок. Нужно быть внимательным к деталям и усидчивым. Я думаю, это залог успеха во многих сферах.

Фото: Роман Чигринец

Текст: Павел Беликов